Грабитель известен всем, кроме следствия

>

В Актобе продолжается судебный процесс по делу погибшего журналиста Игоря Ларры. Выяснилось, что следствие не захотело устанавливать личность еще одного подозреваемого – Даурена Кошкимбаева, который бил журналиста и забрал содержимое его карманов. Родственники единственного подсудимого – Мирбулата Султанова уверены, что Кошкимбаев откупился от полиции и суда, заплатив миллион тенге.

 

Напомним,  рассматриваемое сегодня в городском суде №2 нападение на Игоря Ларру было совершено еще в августе: журналиста тогда избили и ограбили. Корреспондент сначала решил, что преступление было заказано главой региона Архимедом Мухамбетовым, но позже передумал и заявил, что это обычный криминал. 13 октября Ларра скончался: врачи две недели в реанимации лечили его от панкреонекроза, а умер он от тромбоэмболии легочной артерии. Родственники журналисты подозревают, что избиение могло сыграть  вою роковую роль в преждевременной смерти.

В ограблении журналиста обвиняется 27-летний Мирбулат Султанов.

На этом заседании Мирбулат Султанов рассказал, что 21 августа он и еще четверо парней сидели у подъезда в районе Авиагородка. Игорь Ларра подошел к ним, что-то сказал, потом ушел, но метрах в двадцати упал. Сам!!!

Султанов уверяет, что он не прикасался к Ларре, бил его другой парень — Даурен, который ростом под метр девяносто и занимается вольной борьбой.

- Со мной были Аслан, Жандос, Даурен и Арман. Мы захотели ему помочь встать. Когда подошли, он оттолкнул нас, Даурен ударил его ногой в лицо, он упал. Я взял рюкзак, и мы ушли. В сумке были вещи, какие-то бумаги, ключи от квартиры, сотовый телефон в боковом кармане, я его себе забрал. У телевышки подошли остальные. Я им позвонил, сказал, где мы. У телевышки Арман и другие сказали, что обыскали потерпевшего и вытащили 1500 тенге из карманов. Я не видел этого. Когда Даурен подошел, у него был еще один телефон. Арман купил у меня мобильный на те деньги, что вынул у потерпевшего из карманов, он знал, что сотовый из рюкзака. Потерпевшего я не бил, меня так заставили сказать следователи. Даурен только раз его ударил ногой, я с ним познакомился дней за десять. Аслана Макенова и Армана Нуржанова сразу освободили, я не знаю, где они, — рассказал подсудимый.

- Почему вы в ходе следствия другие показания давали? — поинтересовался судья.

- Меня заставили, — ответил Султанов.

Наталья Ким, представитель потерпевшего, заявила ходатайство.

- В показаниях Султанова есть неточности, он путается, и они отличаются от первоначальных. Я прошу вызвать в суд и опросить следователя.

Судья Даумов решил, что в этом нет необходимости, мол, не так уж показания и разнятся, в конце концов, Мирбулат Султанов не обвиняет полицейских в избиениях и пытках во время следствия, значит, ничего противозаконного в этом нет. Тогда в зале поднялась с места женщина — супруга брата подсудимого.

- Даурен Кошкимбаев, о котором говорят, живет в поселке Болгарка Алгинского района, я видела его 1 ноября. Он занимается вольной борьбой, почему вы его не пригласили?- спросила женщина.

- Я судья, не занимаюсь следствием, обращайтесь с заявлением в полицию или прокуратуру, — ответил ей Даумов.

С места встал еще один родственник — на это раз родной брат подсудимого Мухамеджан Султанов.

- Я несколько раз приходил и говорил следователю, он сказал, что данных Кошкимбаева нет в компьютере, — сказал мужчина.

Даумов поставил точку в этом диалоге: дело в отношении «неустановленного Даурена» выделено в отдельное производство и к тому, которое он рассматривает, отношения не имеет. Процесс отложили на 19 декабря. Родственники с надеждой бросились за помощью к прокурору, та посоветовала написать заявление в надзорный орган и быстро покинула зал.

- Родственники Даурена Кошкимбаева собирали деньги, даже забрали четырех коров, которые находились у нас. Он  хвастается, что отдал миллион тенге полиции и судье, чтобы его не привлекали. Сейчас его хотят отправить в армию. Мы обращались к следователю Асылбеку Сактаганову. Это он сказал, что личность Даурена не установлена, в компьютере его данных нет. Почему нашего родственника привлекают? Он самый тихий парень, никуда не лез, его сделали козлом отпущения, — говорят родные Мирбулата Султанова.

Кстати, Наталья Ким до сих пор не может получить заработную плату своего супруга за последние два месяца, которую ему задолжало республиканское издание «Свобода слова». Представитель газеты, некая Ирина Асанова, сказала женщине, что деньги они выплатят только через полгода после смерти.