Как одессит создал вакцину от чумы и холеры

Как одессит создал вакцину от чумы и холеры

  • <abbr class="datetime">27 фев, 2020 в 14:00</abbr>


В этом году исполняется 160 лет со дня рождения нашего соотечественника,
выдающегося ученого-бактериолога Владимира Хавкина

Об этом сообщает Футляр от виолончели

Одессит Владимир Аронович Хавкин спас миллионы жизней своей чудодейственной «лимфой Хавкина». В английских газетах его называли «благодетелем человечества» и «великим филантропом».

Гуляя по Бомбею или, как принято называть южную столицу Индии после свержения британского ига, Мумбаи, можно наткнуться на величественный белый дворец с вывеской Haffkine Institute. Индусы за оградой парка рассказывают – добро пожаловать в крупнейший в Юго-Восточной Азии НИИ бактериологии и эпидемиологии, мистер Haffkine – это наш «большой белый исцелитель», махатма! Ну британец какой-то, думаешь ты. А тем временем заходишь на сайт в интернете и видишь, что основатель института – Ukrainian scientist, самый что ни на есть одессит Вальдемар Хавкин. «Cамый неизвестный человек, большой филантроп, которому рукоплещет вся Европа, а на родине он никому не известен», — написал про него Чехов.

Институт носит имя нашего земляка с 1925 года, когда приехавший спасать индусов доктор Хавкин основал здесь крупнейший центр по изучению чумы и холеры. Именно он изобрел вакцины от этих болезней. Именно он в 1892 году в разгар эпидемии в Европе первым ввел собственную вакцину самому себе, став национальным героем Франции тех лет, вызвав огромное уважение у Луи Пастера. Именно он стал единственным нашим земляком, кто был награжден одним из высших орденов Великобритании из рук королевы.

Родился Владимир (Вальдемар, Маркус-Вольф) Хавкин15 марта 1860 года в Одессе в семье учителя Казенного еврейского училища. Дедушка по матери, которую звали Розалия, преподавал древнееврейский язык в том же училище, что и объясняет замысловатое имя мальчика (впоследствии он чаще представлялся Владимиром). После переезда семьи в Бердянск Владимир учился в хедерe, а потом в русской гимназии. После её окончания в 1879 году Хавкин вернулся в родной город – Одесса тогда была центром свободомыслия и культуры, поистине жемчужиной южного побережья империи. Он поступил на естественный факультет Новороссийского университета и стал учеником таких светил, как Сеченов, Ковалевский, Умов, но главным его наставником стал Илья Ильич Мечников, под влиянием которого он заинтересовался зоологией простейших.

В студенческие годы деятельный Хавкин вступил в кружок революционеров-народников. За это его дважды выгоняли из университета и даже арестовывали. Молодой человек отошел от революционных идей лишь после того, как его коллеги по кружку обратились к терроризму. Чтобы облегчить талантливому юноше научную карьеру, университетское руководство предложило ему принять православие. Хавкин отказался и вслед за своим профессором Мечниковым в 1888 году уехал в Швейцарию, где получил должность приват-доцента Лозаннского университета.

В 1889 году Хавкин по рекомендации Мечникова стал сотрудником Пастеровского института в Париже. Луи Пастер – великий учёный, гению которого мы обязаны, в частности, пастеризацией продуктов, стал наставником одессита Владимира Хавкина. Основным направлением своей работы молодой учёный выбрал защиту человеческого организма от инфекционных болезней с помощью сывороток и вакцин. День за днём, ночь за ночью – опыты над сотнями лабораторных животных, эксперименты, пробы, ошибки и снова пробы. К 1892 году Хавкин создал первую эффективную вакцину против холеры.

Чтобы доказать лечебные свойства вакцины, нужно было публично продемонстрировать несомненный положительный результат. Малейшая ошибка в расчетах могла привести к смерти. И Хавкин испытывает препарат на себе. Безопасность вакцины была доказана!
Весной 1892 года в Туркестане была зафиксирована массовая вспышка холеры, и от южных границ империи болезнь двинулась вглубь России. Европе угрожала пятая за век эпидемия. По просьбе Хавкина сам Пастер предложил Российской империи новое средство для борьбы с болезнью. Но, памятуя мятежное прошлое Хавкина, в России предложение решительно отклонили. Впрочем, власти Франции и Испании, где были отмечены очаговые вспышки холеры, тоже не спешили принять помощь от русского эмигранта. В то время многие прославленные медики считали саму идею вакцинации вредной и опасной затеей, и были готовы на все, лишь бы не допустить в высокий храм медицины какого-то одесского зоолога с его микроскопическими тварями.

Зато правительство Британии разрешило Хавкину испытать вакцину в Индии, где в это время свирепствовала эпидемия холеры, унося сотни тысяч человеческих жизней. В начале 1893 года доктор Хавкин отправился в Индию в качестве государственного бактериолога. Ему понадобилось всего немногим более двух лет, чтобы наладить производство вакцины в Калькутте. Хавкин лично принимал участие в вакцинации свыше 42 тысяч человек. В результате заболеваемость холерой и смертность от неё в Индии сократились в десятки раз. Прививки вакциной Хавкина стали после этого массовыми и применяются в усовершенствованном виде до сих пор.

Таким же решающим был вклад Владимира Хавкина в борьбу с чумой, эпидемия которой поразила в 1896 году второй по величине город Индии Бомбей и его окрестности. В сохранившейся со времен португальского владычества резиденции губернатора Хавкин за три месяца изготовил противочумную вакцину и 10 января 1897 года испытал её на себе, а затем в течение нескольких лет непосредственно участвовал в вакцинации населения.

Начав свой путь в Бомбее, противочумная вакцина Хавкина получила распространение во всем мире. За 40 лет были привиты – и тем самым убереглись от смерти – более 35 млн человек. Созданная Хавкиным небольшая противочумная лаборатория стала впоследствии крупнейшим в Южной и Юго-Восточной Азии исследовательским центром по бактериологии и эпидемиологии, который с 1925 года носит название Институт имени Хавкина.

В 1897 году королева Виктория наградила Хавкина одним из высших орденов Британской империи. В честь него в Лондоне был дан приём, на котором присутствовали крупнейшие английские медики, а с приветственным словом выступил знаменитый хирург Листер, который поблагодарил Хавкина за всего то, что он сделал для Индии и тем самым для Великобритании. В речи Листера звучали и такие слова: «Из всего гнусного, что есть в мире, самое отвратительное — антисемитизм».

В 1904 году доктор Хавкин вернулся в Швейцарию. В 1915 году он был приглашен военным ведомством Великобритании для консультаций – вакцинировать ли британских солдат, направляемых в колонии, и тех, которые отправляются на войну? К исследованиям нашего ученого военные отнеслись с более чем глубоким интересом, свидетельства которого, конечно же, до сих пор хранятся в британских архивах под грифом «совершенно секретно».

Следующие годы своей жизни Владимир Хавкин провел в Париже. «Не помню человека более скромной, тонкой и развитой души, до такой степени верного своим принципам», — отзывался о нём приятель, доктор Гилель Яфэ. Образ жизни Хавкин вел аскетичный, все своё высокое жалованье тратил на филантропические цели, анонимно помогая благотворительным обществам и просто нуждающимся. В Париже Хавкин написал ставшую известной статью «Апология ортодоксального иудаизма», в которой он, проанализировав значение иудаизма в истории еврейского народа, делает вывод о том, что приверженность религиозному образу жизни является единственной возможностью сохранения еврейского народа. В этой статье есть следующее замечание: «Всегда, что бы я ни делал, я понимал, что бремя ответственности, которое несёт мой народ, постоянно лежит и на моих плечах. Эта мысль была моей путеводной звездой в течение всей жизни».

В Индии Хавкин хорошо изучил колониальную политику Великобритании, так что не разделял общего восторга по поводу крупного успеха сионистского движения – оглашения Декларации Бальфура. Поддерживая идею воссоздания еврейского государства в Земле Израиля, он утверждал, что еврейским оно окажется лишь в том случае, если будет основано на религиозных принципах. Он открыто говорил о разочаровании, которое ждёт евреев – и, надо заметить, многие его печальные предсказания со временем оправдались.
Вместе с друзьями Владимир Хавкин написал работу о правах евреев в Эрец-Исраэль и о диаспоре и предложил её вниманию участников Женевской мирной конференции. В 1920 году он стал членом центрального комитета Всемирного еврейского союза (Альянса) – первой международной еврейской организации, основанной в 1860 году и преследовавшей филантропические и просветительские цели. На этом посту Хавкин боролся с ассимиляторскими тенденциями и защищал гражданские права евреев в странах Восточной Европы.
По поручению Альянса и другой филантропической организации Еврейского колонизационного общества Хавкин побывал в России, Польше и Литве с основной целью уделить особое внимание состоянию общественного здравоохранения среди евреев. В 1926 году доктор Хавкин ещё раз вернулся в Одессу, теперь уже большевистскую – «на негостеприимную родину», как он записал в дневнике.
С 1928 года и до конца жизни Хавкин постоянно жил в Лозанне. Опубликованная в 1930 году британским правительством так называемая «Белая книга», резко ограничивавшая въезд евреев в Эрец-Исраэль, совершенно его ошеломила, хотя сам он давно предсказал примерно такой оборот событий.

За полтора года до своей смерти, в апреле 1929-го Хавкин побывал в Берлине. Он посетил бюро общества «Эзра», основанного немецкими евреями ещё в 1884 году для поощрения еврейской колонизации в Эрец-Исраэль, и сообщил, что вложил в лозаннский банк деньги, которые после его смерти должны стать фондом материальной помощи нуждающимся иешивам Восточной Европы. Руководителям «Эзры» Хавкин предложил роль распорядителей фонда. После его смерти банк сообщил «Эзре», что фонд вспомоществования иешивам имеет на своём счету 1 568 852 швейцарских франка (около 300 тысяч долларов).
Хавкин оставил также огромный архив, хранящийся в Еврейском университете в Иерусалиме – письма, дневники, литературные наброски, в частности, написанное в Калькутте исследование о творчестве Оноре де Бальзака (вероятно, их «свел» Бердичев, в котором Бальзак познал счастье любви). Доктор Хавкин вел дневник изо дня в день, год за годом, почти без пробелов и умолчаний. Надо было обладать железным характером, чтобы в самых экстремальных обстоятельствах – уходя от слежки агентов царского Третьего отделения или в разгар смертоносных эпидемий в джунглях Индии – не забрасывать дневник, фиксировать события разноцветных дней, из которых сложена мозаика нашей жизни.

В Одессе именем Владимира Хавкина названа улица, расположенная, впрочем, довольно далеко от центральных улиц Пастера и Мечникова. Есть улица Хавкина и в Бердянске. Давид Маркиш написал об ученом роман «Махатма. Вольные фантазии из жизни самого неизвестного человека».

В 2019 году потомок ученого финансист Александр Дуэль запустил интернет-проект о Владимире Хавкине, который начинается словами «Это история о том, кто нас спас».
ДАРЬЯ ТАРУСОВА
«Обозреватель»


Источник: “http://newsland.com/community/88/content/kak-odessit-sozdal-vaktsinu-ot-chumy-i-kholery/7040792”

Теги