Ценные признания

Вадим Прохоров Фото: openrussia.org

Выступая 4 декабря 2019 года в эфире радиостанции "Эхо Москвы", "цивилист" В.Прохоров сделал несколько ценных признаний.

Во-первых, он признал обоснованность трёх утверждений, сделанных автором этих строк в тексте "Государственная судмедэкспертиза: убийц Немцова было двое", относительно его действий.

Во-вторых, он сделал несколько других важных признаний. Их особенная ценность подчеркивается тем, что они были сделаны Прохоровым добровольно. То есть без применения к нему таких средств, как давление, шантаж, насилие, пытки, угрозы убийством (как в отношении его самого, так и в отношении его родных и близких). Иными словами, он сделал эти признания без применения к нему всего того арсенала инструментов (определяемого самим Прохоровым довольно циничным эвфемизмом "немного помять"), который был использован сотрудниками ФСБ и СК в отношении З.Дадаева, вынудив того – после длившихся почти трое суток пыток – оговорить себя ночью 8 марта 2015 года в качестве якобы убийцы Бориса Немцова.

1-3. Признания Прохорова в обоснованности трёх ранее сделанных утверждений
Напомним, что в тексте "Государственная судмедэкспертиза: убийц Немцова было двое" содержались три главных утверждения:

1. Как представитель потерпевшей стороны В.Прохоров не мог не знать результатов государственной судмедэкспертизы, появившейся в уголовном деле об убийстве Б.Немцова ещё в мае 2015 г.

2. Как представитель потерпевшей стороны В.Прохоров не мог не довести главных выводов судмедэкспертизы до своего клиента – Ж.Немцовой – и своего постоянного спутника В.Кара-Мурзы. Таким образом, в течение нескольких лет В.Прохоров, Ж.Немцова, В.Кара-Мурза знали главные результаты государственной судмедэкспертизы, в соответствии с которыми убийц Бориса Немцова было двое, причём Заур Дадаев не был ни одним из них.

3. Несмотря на это знание В.Прохоров, Ж.Немцова, В.Кара-Мурза не только в течение нескольких лет настаивали, но и сегодня продолжают настаивать на виновности З.Дадаева, имеющего бесспорное алиби. При этом они вели и ведут агрессивную дезинформационную кампанию по распространению в России и мире фальшивой версии об убийстве Бориса Немцова.

Итак, в первой серии публичных признаний Прохоров признает обоснованность трёх главных утверждений опубликованного текста.

1. Признание Прохорова в знании им результатов государственной судмедэкспертизы с 2015 года.
Соломин: Скажите... вот эти выводы, среди которых фраза о том, что выстрелы производились из различного оружия. Вы знали, да, об итогах этой экспертизы? Об итогах этого заключения? Выводах этого заключения?...
Прохоров: Значит, я хочу сказать, что не только я знал про эту экспертизу, это я не знаю, кто тут нашел что нового, видимо, только те, кто слабо знакомились с материалами дела тогда, ну, и с дискуссией. На страницах "Коммерсанта" это достаточно подробно обсуждалось ещё тогда, это был 15-й год. И, в частности, вот была дискуссия у меня на сайте в фейсбуке, в моем эккаунте, ещё 10 декабря 16-го года. Тоже достаточно подробная ссылка на эту экспертизу.

Таким образом, Прохоров признался в том, что он:
- познакомился с результатами государственной судмедэкспертизы ещё в 2015 году;
- следил за публичным обсуждением результатов этой судмедэкспертизы на страницах газеты "Коммерсант" ещё в том же 2015 году;
- разместил выдержки из этого документа в своём фейсбуке "ещё 10 декабря 16-го года".

2. Информирование Прохоровым Немцовой о результатах государственной судмедэкспертизы.
Непосредственного подтверждения этого тезиса в эфире ЭМ не прозвучало. Поэтому, строго говоря, можно было бы предположить возможность и иного варианта – а именно того, что Прохоров скрывал от Немцовой и Кара-Мурзы результаты государственной судмедэкспертизы. Однако сообщение Прохорова об обсуждении этого документа на страницах популярной газеты "Коммерсант", воспроизведение Прохоровым части текста судмедэкспертизы в его фейсбуке 10 декабря 2016 г. и последовавшее затем ведение им публичной дискуссии по этой же теме делают практически невероятным факт незнакомства очень близких Прохорову Немцовой и Кара-Мурзы, неоднократно демонстрировавших высокий уровень владения ими деталями уголовного дела, с результатами государственной судмедэкспертизы. (Как обратил внимание юзер onlyfreedigits, Немцова лайкнула и расшарила этот пост Прохорова).

Таким образом, подтверждается сделанное ранее утверждение, согласно которому Прохоров и Немцова, как минимум, с августа 2015 года (время публикации в "Коммерсанте" материала "В Бориса Немцова стреляли из разных стволов") знали результаты государственной судмедэкспертизы, в соответствии с которыми убийц Бориса Немцова было двое, причём ни один из них не был Зауром Дадаевым.

3. Продолжение ведения Прохоровым дезинформационной кампании по распространению в России и мире фальшивой версии об убийстве Бориса Немцова, в соответствии с которой его убийцей был один стрелок.
Прохоров: По разным стволам оружия – я лично в эту версию не верю...
Нарышкин: У вас как адвоката семьи Бориса Немцова вопросов к количеству непосредственных киллеров, тех, кто стрелял, нет?
Прохоров: Нет.
Нарышкин: То есть вы соглашаетесь с выводами, что был один?...
Прохоров: У меня есть вопросы, почему не идёт расследование в отношении организаторов-заказчиков... То есть проблемы есть, но они в другом... Но вот к количеству стволов оружия на сегодняшний день у меня вопросов нет...
Соломин: А в показаниях свидетелей – ведь она же, Дурицкая, наверняка говорила, как это все происходило. Она упоминала, что был один пистолет? Человек стрелял из одного пистолета? Может быть, он из двух рук стрелял? Или что-то ещё? Какие-то есть вопросы?...
Прохоров: Нет, нет, нет. Там таких показаний нет.

Таким образом, Прохоров продолжил ведение дезинформационной кампании по распространению в России и мире фальшивой версии об убийстве Бориса Немцова, в соответствии с которой убийцей Бориса Немцова был один стрелок.

Однако Прохоров не ограничился признанием обоснованности сделанных в отношении него трёх вышеупомянутых утверждений. Он также поспешил публично признаться в собственной некомпетентности.

4-5. Признания Прохорова в собственной некомпетентности
Нарышкин: Вадим, смотрите, объясните, пожалуйста, вот эти предположения экспертов, которые указывают в самом конце их экспертизы – это одно из трёх надо выбирать? Это не в совокупности?
Прохоров: Да, любой, любой, любой, любого из трёх, любого из трёх достаточно. Ну, либо комбинации двух, допустим, из трёх, например... Вот на сегодняшний день это одна из трёх возможных причин.

Если бы Прохоров сказал: "На 21 мая 2015 года (на дату завершения судмедэкпертизы) использование двух пистолетов с точки зрения судебно-медицинских экспертов было одним из трёх возможных предположений", то это было бы вполне корректным. Но утверждать такое на сегодняшний день, т.е. на дату эфира 4 декабря 2019 года, любому лицу, уже знакомому с материалами уголовного дела, – это публично заявлять о своей некомпетентности, не только профессиональной, но и базовой. Потому что не только "на сегодняшний день", но и уже довольно давно – для всех знакомых с материалами уголовного дела – стало бесспорно очевидным, что из трёх возможных версий, предложенных судебно-медицинскими экспертами 21 мая 2015 года, первые две версии давно отпали. Осталась только одна – последняя, с двумя пистолетами.

Как и почему отпали первые две версии?

Ещё раз внимательно читаем заключение государственной судмедэкспертизы:
По результатам исследования выстрелы, причинившие повреждения на полупальто и соответствующие им раны, явно делятся на две группы. Группа 1 – выстрелы, причинившие раны 3, 5, 8; группа 2 – выстрелы, причинившие раны 6 и 7.

О чём пишут судебно-медицинские эксперты?
Они пишут о том, что нанесенные Борису Немцову раны явно делятся на две группы – группу 1 и группу 2. Это означает, что эксперты обнаружили два типа различных ран, отличающихся друг от друга как по их внешнему виду, так и по количественному содержанию в них химических элементов.

Более того, для удобства оценки результатов и наглядности, рассказывают эксперты на стр. 13 опубликованного Заключения, полученные данные были сгруппированы по элементам и типу образцов (отдельно край повреждения, отдельно кольцо вокруг повреждения) в таблицы 3 и 4 и визуализированы в виде гистограмм (рисунки 1 и 2).

Об этом сообщает http://waptools.net


Для удобства читателей и наглядности в нижеследующих таблице и графике приведены усредненные значения количественного содержания химических элементов в двух группах ран – в Группе 1 (раны 3, 5, 8) и в Группе 2 (раны 6 и 7).

Таблица А. Средние значения количественного содержания химических элементов в краях повреждений по двум группам ран, мкг/см2

Элемент Группа 1 (раны 3,5,8) Группа 2 (раны 6,7) Соотношение
Группа 2 к Группе 1, раз
Ba – барий 0.129 0.187 1.5
Pb – свинец 0.289 3.180 11.0
Sb – сурьма 0.609 25.750 42.3
Sn – олово 0.237 7.870 33.3

Нетрудно видеть, что содержание бария в краях повреждений в ранах Группы 2 превышает соответствующий показатель в ранах Группы 1 в среднем в полтора раза, содержание свинца – в 11 раз, сурьмы – в 42 раза, олова – в 33 раза. Несомненно, что раны Группы 1 и раны Группы 2 – это действительно очень разные типы ран.

Очевидно, именно эти количественные показатели резко различающегося количественного содержания химических элементов (наряду с внешним видом ран) позволили судебно-медицинским экспертам совершенно определенно и бескомпромисcно (без каких-либо сомнений и допущений) заявить, что раны явно делятся на две группы.

Какие объяснения обнаруженному феномену предложили судебно-медицинские эксперты?
В качестве объяснения этому факту можно высказать ряд предположений:
– первое – выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами...

Как интерпретировал предложенную первую версию экспертов "цивилист" Прохоров?
Соломин: ...Первый не очень понятно – выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами. Это означает, что тоже два оружия? Или что? Что это означает?
Прохоров: Нет. Боеприпасы означает... Ну, я как бы не криминалист вообще, я – цивилист по образованию. Но в той мере, в какой я смог разобраться в вопросе, это значит боеприпасы, патроны...
Соломин: Пули? Разные пули?
Прохоров: Ну, разные патроны, содержащие разные пули. Значит, я напомню, что в соответствии с данными следствия гильзы были представлены в суде стороной обвинения, во всяком случае, я видел то, что они представили. Четыре гильзы произведены Юрюзаньским механическим заводом, если мне память не изменяет, в 86-м году. И две гильзы – Тульским механическим заводом, насколько я помню, в 91-м.

"Цивилист" Прохоров продемонстрировл поразительную некомпетентность. Дело в том, что место производства (завод-изготовитель) боеприпаса не относится к его характеристикам. Для того, чтобы знать, что такое характеристики боеприпаса, необязательно быть цивилистом или даже криминалистом, необязательно иметь какое-либо юридическое или иное высшее образование. Что такое характеристики боеприпаса, знают даже многие подростки. Главная из них – это калибр боеприпаса, то есть в данном случае размер (диаметр) пули (канала ствола).

Как известно, обнаруженные на месте преступления пять пуль были обследованы экспертами Центра спецтехники Института криминалистики ФСБ, а их описания и фотографии были размещены в материалах уголовного дела. Согласно баллистической экспертизе все пять пуль оказались одинаковой конструкции, одинаковой длины (12,3 мм), одинакового диаметра ведущей части (9,3 мм), одинакового типа (оболочечного, с полукруглой вершинкой), с практически одинаковой массой (5,87-5,91 г).

Собственно говоря, так это и задумывалось организаторами убийства – пули были подобраны таким образом, чтобы при их обнаружении поддержать впечатление о стрельбе из одного пистолета. Таким образом, первая версия по возможному объяснению двух типов ран, предложенная судмедэкспертами, была опровергнута находящейся в деле баллистической экспертизой – все обнаруженные на месте убийства пули обладают одинаковыми характеристиками, и, следовательно, причинить столь различные группы ран, как Группа 1 и Группа 2, они не могли.

Вторая версия, пытавшаяся объяснить обнаруженные различия между двумя группами ран, выдвинутая судмедэкспертами, предполагала причиной одной из них (очевидно, Группы 1) применение оружия с глушителем, а другой (очевидно, Группы 2) – оружия без глушителя.
Второе – выстрелы производились с использованием специального приспособления для стрельбы (с глушителем).

Сама по себе версия применения оружия с глушителем имеет право на существование. Однако в случае официальной версии убийства она наталкивается на непреодолимое препятствие в виде ограниченности отрезка времени, в течение которого единственный стрелок (согласно официальной версии) находился в видеотени мусороуборочной машины (2 секунды). Официальная версия (настаивающая на единственном стрелке) тем самым предполагает, что этот стрелок совершил, допустим, первые три выстрела из пистолета без глушителя, затем навинтил на пистолет глушитель, затем уже из пистолета с глушителем совершил ещё три выстрела. На все это у него должно было уйти не более 2 секунд.

Возможна и обратная последовательность действий стрелка: первые три выстрела он совершил из пистолета с глушителем, затем он отвинтил глушитель и, наконец, сделал ещё три выстрела без глушителя. На все эти действия у него также должно было уйти не более 2 секунд.

Понятно, что этого времени (двух секунд) на любую из этих серий действий было совершенно недостаточно. Следовательно, вторая версия – использование оружия с глушителем для причинения одной из двух групп ран и оружия с глушителем для причинения другой группы ран – означает, что орудий убийства (пистолетов) было два: один – без глушителя, другой – с глушителем.

Следовательно, из трёх версий, предложенных судмедэкспертами, остается только третья, последняя: третье – выстрелы производились из различного оружия.

Таким образом, результаты судмедэкспертизы сами по себе (без привлечения результатов других экспертиз и материалов) действительно позволяли экспертам в мае 2015 года выдвинуть три возможных версии происхождения двух типов различных ран. Однако проведенная независимо от судмедэкспертизы баллистическая экспертиза опровергла первую версию, а видеозапись убийства – вторую. Поэтому в качестве версии, не противоречащей имеющимся в деле экспертизам и видеозаписи, остается лишь одна – третья. То есть версия причинения двух различных групп ран в результате использования двух пистолетов.

6. Признание Прохоровым применения убийцами двух пистолетов
Прохоров: Ну, а то, что глушитель был, и, собственно говоря, это очевидно...
...при этом совершенно очевидно, что использовался глушитель.
...глушитель совершенно очевидно был, потому что... ээээ.... собственно говоря, это следует из показаний... как... ряда свидетелей. У меня в данном случае нет оснований не доверять... эээ... показаниям той же самой Дурицкой, которая говорит, что она решила, что это треск этих петард, которые взрывались под ногами у неё, есть такие показания. Она стала их искать под ногами, когда уже поняла, что Борис Ефимович оседает. Вот, ну, и, кроме того, я их повторяю, у меня есть некая информация о том, что вот тем пистолетом, которым воспользовались в ходе этого убийства, им и воспользовались именно потому, что к нему полагался штатный глушитель.
...то, что в данном случае использовали глушитель в самом центре Москвы у Кремля и, наверное, это логично, разумно с точки зрения киллеров... Это в общем да, вполне очевидно.

Настойчивое повторение Прохоровым утверждений о применении глушителя при наличии двух различных групп ран на теле Бориса Немцова означает, что одна группа ран была причинена пистолетом с глушителем, а другая группа ран – пистолетом без глушителя. Поскольку двух секунд для двух серий выстрелов с навинчиванием (или свинчиванием) глушителя было совершенно недостаточно, то получается, что Прохоров (очевидно, не вполне понимая последствий) пытается настойчиво убедить слушателей в применении убийцами в ходе преступления не одного, а двух пистолетов.

Таким образом, "цивилист" Прохоров подтвердил то, что:
1. Он знал о результатах государственной судмедэкспертизы об использовании двух пистолетов с 2015 г.
2. Несмотря на это знание Прохоров, Немцова, Кара-Мурза вели и продолжают вести агрессивную дезинформационную кампанию по распространению в России и мире фальшивой версии об убийстве Бориса Немцова, согласно которой он стал жертвой одного стрелка.
3. Первая из трёх версий, пытавшихся объяснить наличие двух групп ран, предложенных судмедэкспертами, была опровергнута баллистической экспертизой, вторая – видеозаписью убийства.
4. Версией, не противоречащей имеющимся в уголовном деле экспертизам и видеоматериалам, остается последняя, третья, версия – о применении в ходе убийства двух пистолетов и участии в данном преступлении двух стрелков.
5. Регулярные утверждения Прохорова о наличии глушителя в случае подтверждения этого факта ещё более усиливают версию о применении в данном преступлении двух пистолетов и участии в убийстве Бориса Немцова двух стрелков.


Источник: “https://www4.kasparov.ru/material.php?id=5DF01A0843024”