Украинские моряки могут потерять работу из-за горе-руководителей в отрасли


Украине грозит попадание в «чёрный список» Международной морской организации (IMO) в связи с тем, что она не предоставила доказательств имплементации поправок к Международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты (ПДНВ) 2015-2016 года в национальное законодательство.

Эксперты все как один заговорили о том, что больше всего от этого пострадают как всегда простые люди, в нашем случае – моряки.

В интервью с первым заместителем начальника Инспекции по подготовке и дипломированию моряков в 2001 и 2010-2016 года Александром Ищенком морской портал Seafarers Journal узнал, на самом ли деле Украина перед IMO сейчас не в самом выигрышном положении, почему Украина не имплементирует поправки к ПДНВ в своё законодательство и быстрыми шагами сама себя загоняет в этот «чёрный список».

Seafarers Journal: Александр Васильевич, как отразится на наших моряках тот факт, что Украина попадёт в «чёрный список» IMO?

А. Ищенко: «Чёрный список» IМО по ПДНВ — это список стран, в которых, как было установлено, не выполняются или выполняются не в надлежащей мере требования Конвенции ПДНВ. «Чёрный список» — это условное понятие. Есть «белый список» стран, в которых требования Конвенции ПДНВ выполняются в полной мере. Он регулярно публикуется. Так вот «чёрный список» составляют страны, которых нет в «белом списке».

Моряки, имеющие документы страны, которая входит в «чёрный список», не могут быть наняты на суда, поскольку Конвенция требует, чтобы все обязательные условия дипломирования выполнялись.

Итак, если в очередной публикации «белого списка» IМО по ПДНВ Украины не окажется, то моряки с украинскими документами не будут приниматься на должности на морские суда.

Это коснётся десятков тысяч моряков (оценочно до 80 тысяч). С моряками связаны их семьи, общая численность которых оценивается в полмиллиона. Полмиллиона граждан Украины окажется без средств к существованию.

Seafarers Journal: Почему, по Вашему мнению, Украина не имплементирует в своё законодательство поправки к ПДНВ двухгодичной давности?

А. Ищенко: В Украине не создан действенный механизм имплементации поправок к инструментам IМО.

Конвенции имплементируются законами или решениями Кабинета Министров Украины.

Первоначально готовится официальный перевод на украинский язык, затем принимается закон (постановление КМУ) о ратификации и все это должно быть опубликовано в официальных изданиях (Офіційний вісник, Голос України, Урядовий кур‘єр).

Согласно нашему законодательству, все поправки должны имплементироваться в том же порядке, то есть, путём принятия изменений в законы о ратификации. Однако практически это неосуществимо. По состоянию на 2000 год насчитывалось более 2000 поправок к ратифицированным инструментам IМО, требующих имплементации в национальное законодательство. Сейчас это число, безусловно, возросло.

Дело ещё в том, что инструменты IМО содержат так называемый механизм принятия по умолчанию: если страна, ратифицировавшая конвенцию, не заявит в установленный срок о непринятии конкретной поправки, считается, что поправка страной принята к исполнению. Однако внутри Украины поправка может вступить в силу только после официальной публикации. Это требование Конституции Украины.

Эти сложности пытались обходить путём официальной публикации поправок без внесения изменений в законы. Так, например, Манильские поправки (2010 г.) к Конвенции ПДНВ были опубликованы в Офіційному віснику в апреле 2012 года и с этого момента признаются действующими в Украине.

Тот же механизм можно было применить и к поправкам к Конвенции ПДНВ 2015 и 2016 гг. Однако это не было сделано в силу разногласий между Мининфраструктуры, Минюстом и МИД при пассивной роли руководства ИПДМ.

Усугубляя вопрос, можно напомнить, что в Украине не опубликованы официальные тексты конвенций СОЛАС и МАРПОЛ на украинском языке. И морские офицеры проходят подготовку в вузах и тренажёрных центрах не на украинском (если где-то готовят — извинюсь и очень обрадуюсь). Вопрос применения украинского языка в морском образовании и в морской практике очень сложен. Национальное законодательство требует применения украинского языка. Однако, мне не известны экипажи морских судов, где рабочим языком является украинский. Наши моряки в подавляющем большинстве работают в русскоязычных и англоязычных экипажах.

Быть может, для морской отрасли целесообразно было бы сделать языковое исключение и принимать к официальной публикации английские тексты конвенций и поправок к ним, возможно даже в специализированном издании Мининфраструктуры, а не обязательно в Офіційному віснику.

Возвращаясь к поправкам 2015 и 2016 г. к Конвенции ПДНВ, их нужно официально опубликовать, согласовав вопрос между Мининфраструктуры, Минюстом и МИД при активной позиции Морской администрации.

Seafarers Journal: Как можно исправить ситуацию, какие сейчас шаги нужно предпринять Украине, чтобы не попасть в этот список?

А. Ищенко: Чтобы Украине не попасть в «чёрный список», нужно сделать много шагов. Перечислять их здесь нет возможности.

Но первый шаг является абсолютно необходимым даже для проведения последующих: вернуть в систему подготовки и дипломирования моряков профессионально компетентных руководителей и работников.

Неправильно проведённая антикоррупционная политика Министерства инфраструктуры дала в системе дипломирования моряков два важных отрицательных результата:

  1. охват поборов с моряков при прохождении ГКК приблизился к 100 % (об этом расскажут моряки);
  2. из системы дипломирования моряков были вытеснены профессиональные моряки, их место заняли бывшие экологи, налоговики, милиционеры и прочее.

Итак, верните моряков в дипломирование, а они сами знают, что делать.

Seafarers Journal: В «кулуарах» говорят, что все-таки было бы лучше не афишировать то, что IMO Украине вежливо пригрозила «чёрным списком». Возможно, этот вопрос надо было придержать в секретности, чтобы не сподвигнуть IMO к этому шагу? Зачем нам эта секретность?

А. Ищенко: О секретности. Вот, например, официальный «Меморандум про співпрацю між Україною та Міжнародною морською організацією щодо участі у Системі аудиту держав — членів Міжнародної морської організації» https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/896_001-18

«7. Сторони погоджуються, що остаточно зведений звіт, план коригувальних дій та коментарі щодо прогресу реалізації плану коригувальних дій будуть опубліковані для всіх держав — членів ІМО через модуль аудиту держав-членів у Глобальній інтегрованій інформаційній системі судноплавства (GISIS), до якого може бути отриманий доступ лише державами — членами ІМО».

Главный смысл засекречивания результатов аудитов IМО, ЕМСА и отчета Украины о независимом аудите выполнения Конвенции ПДНВ — скрыть от внимательной и грамотной морской общественности Украины некомпетентность работников Мининфраструктуры, Морской администрации и ИПДМ в этих вопросах.

Эти временщики уверены, что останутся безнаказанными за свою профнепригодность в аналитической работе и международной деятельности.

Все несчастья посыплются, к сожалению, на головы практикующих моряков. Именно в этом особая подлость нынешних горе-руководителей.

Контактное лицо от Украины получило уже «первоначальное обсуждение информации, представленной Украиной» в 2019 г. в соответствии с Правилом І/8 Конвенции ПДНВ. При предыдущих отчетах в 2003, 2008 и 2013 гг. такие тексты передавались в ИПДМ, которая оперативно связывалась с IМО и вступала в конструктивный диалог, который, в свою очередь, разрешал возникшие вопросы и в конечном итоге приводил к постоянному возобновлению Украины в «белом списке».

В этом году текст первоначального обсуждения засекречен в Мининфраструктуры. Конечно, есть что засекречивать, ведь рабочая группа IМО предложила провести новый аудит украинской системы подготовки и дипломирования моряков, причём по правилам, установленным Конвенцией, то есть с приложением подтверждающих документов, чек-листов, перечней несоответствий и предпринятых действий и т.д. , чего в поданном отчете не было.

Короче, IМО забраковала отчёт Украины 2019 года.

Так вот, вместо того, чтобы безотлагательно найти в IМО нужные контакты, в Мининфраструктуры решили ждать.

Неизвестно, какого качества план устранения замечаний по аудиту IМО 2018 г. был отправлен. Неизвестно, был ли отправлен план устранения замечаний по аудиту ЕМСА 2018 г. (прошёл уже год!).

Боюсь, что здесь мы имеем эффект Даннинга-Крюгера (кто не помнит — Гугл в помощь) в руководстве морской отраслью.


Джерело статті: “http://www.seafarersjournal.com/opinions/ukrainskie-moryaki-taki-mogut-lishitsya-raboty/”