Инвалиды форевер… за 50 копеек


Инвалиды форевер…= за= 50= копеек.
Нет, нет, нет. Я не имею претензий к редакторам Хайвея, что мою первую статью об инвалидах оценили в 50 копеек. Может, плохо написал, не попал в тему, да мало ли чего. Мне было достаточно взволнованных небезразличных отзывов коллег по этой теме. Не ради одних же денег пишу.

Не вхожу ни в какие общества инвалидов, но по роду деятельности приходится поневоле часто с ними общаться. И часто они вспоминают ленинские времена: тогда было плохо, сейчас еще хуже. Но все замечают общую линию, которая тянется с тех времен.

«Дедушка умер, а дело живет». Владимир Ильич всем завещал: «Учиться, учиться и еще раз учиться!». Почти никто сейчас не воспринимает его идеи, но методы старого заговорщика, конспиратора и каторжника для некоторых стали руководством к действию.

Кто учился в советской школе, помнит сказку о том, как дедушка Ленин просил принести ему в тюрьму молоко и черный хлеб, хотя и не голодал он в царских застенках. А оказывается, из хлебного мякиша он лепил чернильницу, в которую наливал молоко. И этим молоком писал между строк обычных писем руководящие указания своим революционным подельникам.

Такие простые симпатические чернила через время высыхали и были незаметны, а проступали на бумаге только после ее нагревания над огнем.

Моя знакомая каждые год-два проходит переосвидетельствование для подтверждения группы инвалидности. Для этого нужно в течение месяца пройти всех врачей в своей поликлинике. Затем районная комиссия дает заключение и направляет человека на утверждение в областную.

По неписанным правилам, он должен несколько месяцев в году пролежать в стационаре, чтоб были основания для продления инвалидности. Инвалидам по астме вместо этого идут в зачет купленные ими за это время лекарства. Они предъявляют на комиссии товарные чеки.

Пенсия у таких неработающих инвалидов около 400 гривен. Моя знакомая покупает серитид (300 грн. на 2 месяца), беродуал (70 грн. на два месяца), будосонид (67 грн. на такой же срок), фликсоназе (тоже 70 грн. и тоже на такой же срок). Это 250 грн. в месяц. Сюда надо добавить еще минимум 100- 130 грн. расходов в месяц на лекарства от гипертонии и болезней сердца, спровоцированных астмой.

И вот когда эта женщина, которая полтора года хранила аптечные чеки в папке, достала их непосредственно перед комиссией, оказалось, что чернила на них исчезли! Ни на широких, ни на узких товарных чеках нет никаких знаков. Надписи не видны даже на просвет. Я видел: это просто бумажки, похожие по виду и фактуре на полоски чеков, местами заметны некие черные буковки, но прочитать ничего невозможно. Эти лекарства она покупала в аптечных сетях «Фармация» и «Сана».

Молоком, значит, заправляют в этих аптеках кассовые аппараты!

При том эта моя знакомая показала мне для сравнения чеки из банков, Укрпочты, Укртелекома десятигодичной давности – все читается четко. Ну что поделаешь, хранит она документы долго. И правильно делает! Этот как бы плюшкинский принцип всегда ее спасал от лишних расходов и потерь.

У кого хватит времени, проверьте, чернила на аптечных чеках исчезают через полтора года, а может, и раньше.

Правда, моя знакомая хранит еще и свои использованные баллончики и обещала «вывалить» на стол врачам комиссии полсотни ингаляторов. Хотя наши эскулапы могут сказать, что она собирала их на помойке. Не удивлюсь.