Юлия Самаева: “Крадущийся Ахметов, прячущийся Коломойский”


Очередные страсти вокруг «Центрэнерго» с очередными убытками для государства

Об этом сообщает ТОП СМИ

В минувшую пятницу глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко в сопровождении людей с автоматами сменил руководителя «Центрэнерго» и полностью обновил состав правления компании. Его официальное заявление о том, что вместе с бывшим руководителем Александром Корчинским они «совместно реализовали программу финансового оздоровления и вывели предприятие из ямы, несмотря на турбулентность на рынке энергетики», резко контрастировало с вооруженными людьми рядом с Сенниченко и логикой: ведь если руководитель, придя на должность менее года назад, уже достиг финансового оздоровления и преодолел турбулентность, то зачем его менять. Ответ прост и очевиден для всех, кто следит за энергетическим сектором, — Коломойский.

На самом деле пан Корчинский совершал свои трудовые подвиги совместно с Коломойским, а не с Сенниченко, как, кстати, и его предшественник в кресле главы «Центрэнерго» пан Владимир Потапенко. Но просто порадоваться тому, что «коломойские» ушли с «Центрэнерго», мало, слишком важна эта компания, слишком сильно влияет на весь сектор. Вспомните, как Коломойский называл «понятными» ему людьми и Потапенко, и Корчинского, и как быстро подконтрольные Коломойскому компании «Юнайтед энерджи» и «Синтез Ойл» стали практически единственными покупателями электроэнергии на «Центрэнерго», перепродавая её потом: дешево — компаниям группы «Приват», дорого — «Укрнафте» и «Укртранснафте». Тот, для кого станет «понятным» человеком новый руководитель «Центрэнерго» пан Юрий Власенко, получит ещё большее рыночное влияние, потому что в ближайших планах государства — преобразование «Центрэнерго» в вертикально интегрированную энергетическую компанию. Кстати, авторство этого замысла принадлежит ДТЭК .

В 2010-м ДТЭК на 49 лет взяла в аренду у государства пять шахт государственного угольного объединения «Добропольеуголь». А в прошлом году в июле вернула. Вместе с письмом, в котором и прозвучало предложение создать совместное предприятие из «Центрэнерго», пяти шахт «Добропольеуголь» и 3–5 других перспективных госшахт.

В октябре прошлого года правительство, возглавляемое «понятным» Ахметову человеком, решило создать акционерное общество, объединив «Центрэнерго» и государственные шахты. Без каких-либо подсказок или указаний. Сами придумали.

Замысел следующий: создание вертикально интегрированной энергетической компании позволит, с одной стороны, обеспечить «Центрэнерго» углем в достаточном количестве и дешево, а с другой — обеспечить шахтам постоянный спрос на их уголь и более дешевую, чем на рынке, электроэнергию, которая снизит себестоимость угля. Чтобы круг замкнулся и все остались удовлетворены. Уже на уровне замысла идея получить прибыль, объединив убыточное с убыточным, выглядит сомнительной. На уровне реализации все будет ещё хуже. И мы никогда не поверим, что в правительстве не учли олигархического влияния на это M&A по-украински.

Что такое «Центрэнерго»? Это три ТЭС, вместе производящие 30% всей теплоэнергии в Украине и 8% всей электроэнергии. Для этих производственных подвигов «Центрэнерго» покупает изредка газ, а чаще всего уголь. 78% акций «Центрэнерго» принадлежат государству в лице ФГИУ. И компанию должны были бы давно выставить на приватизацию, но как-то не складывается. В отдельные периоды, особенно во времена «Роттердам+», компания даже была прибыльной, но стабильно успешной её не назовешь. Да, «Центрэнерго» завершила 2020 год с прибылью в 50 млн грн против 2 млрд грн убытков за 2019-й. Но у компании есть долги, которые она не в состоянии оплатить, должники, которые не могут заплатить ей, реальная угроза многомиллионных штрафов, и она регулярно просит правительство о реструктуризации всех этих долгов.

Что такое государственные шахты? Это устаревшие предприятия, в большинстве своём нуждающиеся в существенном обновлении, с нехваткой всего — от учредительных документов до оборотных средств. Из всех шахт, относящихся к сфере управления Минэнерго, только «Шахта Надія» на Львовщине была прибыльной в последние годы, остальные постоянно получают дотации от государства. Уровень господдержки шахт с 2 млрд грн в 2015-м вырос до почти 6 млрд — в 2020-м. Но им это не помогает. По состоянию на декабрь 2020 года только задолженность по выплате зарплат на государственных шахтах превышала 760 млн₴ Но это цветочки, кредиторская задолженность шахт — 31,4 млрд₴

Получим ли мы конфетку, объединив «Центрэнерго» с лучшими из лучших шахтами? Вряд ли. Первая проблема — деньги. Правительство рассчитывает, что «Центрэнерго» задействует дополнительные финансовые ресурсы, чтобы привести присоединенные угледобывающие предприятия в безубыточное состояние. Интересно, какие ресурсы? Те, которые «Центрэнерго» не может найти, чтобы рассчитаться с собственными долгами? Заработать, ничего не вложив, не получится. Но, несмотря на серьёзные намерения правительства объединить «Центрэнерго» с госшахтами, мы до сих пор не увидели финансового обоснования этой идеи. Сколько надо инвестировать и из каких источников инвестировать в это объединение, чтобы хотя бы не прогореть?

Вторая проблема — объёмы. На конец 2020 года в Украине действовали 29 государственных шахт с проектной мощностью в 25 млн тонн угля в год. В январе 2021-го к ним присоединились ещё пять шахт «Добропольеуголь», и общая проектная мощность госшахт достигла 32,6 млн тонн в год. Но реально все эти предприятия не смогли обеспечить потребности «Центрэнерго» углем газовой группы в объёме 4,2 млн тонн.

Просто чтобы вы понимали уровень сотрудничества сейчас. Недавно «Центрэнерго» попросило у «Добропольеуголь» 220 тыс. тонн угля, но вместо угля получило счёт на 300 млн грн на запуск «технологических процессов и выполнение обязательств по выплате заработной платы, налоговых и других обязательных платежей» и, конечно же, отказалось платить наперед, потому что в госсекторе все уплаченное до поставки товара автоматически превращается в безнадежный долг. И эти долги множатся и ширятся, поскольку об экономическом обосновании никогда речь не идёт. 17 июня 2020 года правительство с подачи Минэнерго приняло решение о «приоритетном использовании отечественного угля на тепловой генерации». И тут же государственные банки Укргазбанк и Ощадбанк «нагнули», чтобы они открыли кредитную линию для «Центрэнерго», дабы компания могла своевременно рассчитываться за поставленный уголь. То есть денег на уголь у них нет, денег для выплаты долгов контрагентам — тоже, а вот деньги на возврат кредитов найдутся.

По замыслу, объединение госшахт с «Центрэнерго» должно содействовать приватизации компании, которая уже восьмой год никак не произойдет. Но здесь следует заметить, что в течение многих лет все инвестиции в угольную промышленность шли преимущественно на погашение долгов и текущие выплаты зарплат шахтерам, на техническое переоснащение или повышение производительности деньги выделялись по остаточному принципу. То есть потенциальный покупатель сразу получает и долги, и неотложную необходимость в капитальных инвестициях. Сама по себе «вертикальная интеграция» чуда не совершит.

Давайте зададим себе один вопрос: зачем ДТЭК вернула государству «Добропольеуголь», ведь это угольное объединение было частью цепочки «добыча угля—обогащение угля—производство электроэнергии», то есть той самой вертикально интегрированной модели, которую сейчас предлагают «Центрэнерго»? Потому что содержать этот образцовый угледобывающий хлам, ещё и платя аренду государству, экономически невыгодно. Потребление угля сокращается и будет сокращаться, инвестировать в обновление технического оснащения смысла нет. Ставки давно сделаны на возобновляемую энергетику. Грязный и проблемный уголь пусть остается государству.

А ДТЭК сможет ещё и немножко подзаработать, потому что в цепочке «Центрэнерго» отсутствует важная составляющая — обогащение. А Добропольская центральная обогатительная фабрика, технологически являющаяся единым комплексом с шахтами, — это собственность ДТЭК, а не арендованные мощности. Она прибыльная, у неё уже есть годовой контракт с «Добропольеуголь» на обогащение, и годом это сотрудничество точно не ограничится. Услуги этой обогатительной фабрики очень понадобятся новообразованной государственной энергокомпании. И если государство на этих трансформациях вокруг «Центрэнерго» заработает вряд ли, то Ахметов точно заработает. Взяв под контроль «Центрэнерго» вместе с госшахтами, он получит практически абсолютный контроль над тепловой генерацией и рынком энергетического угля Украины. А заодно и прижмет Коломойского на энергорынке.

Достичь взаимопонимания двум олигархам на рынке электроэнергии практически невозможно, потому что для одного это всегда рынок продавца, а для другого — покупателя. И, естественно, Ахметов хочет продавать электроэнергию дороже, а Коломойский, ферросплавные заводы которого требуют значительных объёмов электроэнергии, — покупать дешевле. Впрочем, в течение прошлого года олигархам удалось найти общий язык и распределить рынок: Коломойский «понял» руководство «Центрэнерго» и «Энергоатома», и его компании сразу же начали покупать там электроэнергию дешевле, забирая себе необходимое, а лишнее выбрасывая на рынок по высоким ценам, которые вполне устраивали ДТЭК. Но как только стало очевидно, что дела у Коломойского идут плохо, Ахметов мгновенно ударил в самое сердце его ферросплавной империи — «Центрэнерго». Не он начал эту войну, — Банковая решила принести в жертву Коломойского вместе с Фирташем как щедрый подарок западным партнёрам и чучело для остальных местных олигархов. Но он использует её с максимальной выгодой.

Мы видим первые подозрения в Украине против топ-менеджеров Приватбанка, подкрепляющие обоснованность расследования против Коломойского в США. Мы знаем, что на межгосударственном уровне идут разговоры и о наложении санкций на олигарха, и о его экстрадиции в Соединенные Штаты. А сам Коломойский, как рядовой журналист, перед каждым заседанием СНБО пытается узнать, что же там будут решать в этот раз. Мы видим, что, несмотря на спорадические успехи в украинских судах, Коломойский даже тут не может эффективно завершить ни одно дело, потому что общественный резонанс «приватовских» судов, умноженный на общий кризис правосудия в стране, не оставит это незамеченным и нанесет серьёзный удар по Банковой.

А ссориться Коломойский не хочет, это очевидно: коломойские «плюсы» лояльны к действующей власти как никогда, коломойские депутаты начали как зайчики голосовать за все, что надо. Коломойский хочет поддержки или по крайней мере встречи с президентом. Коломойский жалуется: Зеленский его не принимает, Ермак — шарахается, а Шефир разводит руками. Не удивительно, что Ахметов, воспользовавшись этим периодом крайней уязвимости конкурента, буквально выдавил его с рынка. Как и не удивит нас то, что именно Ахметов в результате заработает на объединенном с госшахтами «Центрэнерго», а само государство продолжит годами искать полоумного инвестора, который бы захотел купить дорого что-то гарантированно убыточное.


Источник: “https://oligarh.media/2021/03/03/yuliya-samaeva-kradushhijsya-ahmetov-pryachushhijsya-kolomojskij/”